Первый полёт в космос, глазами слесарей-сборщиков

52 года прошло с легендарного полета в космос Юрия Алексеевича Гагарина. Но интерес к первому полету человека, к разработке и созданию первого в истории космического корабля, к принимаемым тогда решениям – все это остается актуальным и по сей день, особенно в условиях сегодняшнего кризиса в космической (и не только) отрасли.

Публикуемый ниже документ уникален. Он представляет собой воспоминания рабочих ОКБ-1 о подготовке космического корабля «Восток» к полету. Воспоминания (эти и многих других участников) были собраны отделом Л.К. Корнеева во исполнение приказа С.П. Королева № 26 от 30 июля 1961 года. Текст приказа гласит:

«В целях сохранения практического опыта и отдельных технических фактов, данных и пр. по осуществлению полета первого советского человека на космическом корабле-спутнике «Восток» в космическое пространство (12 апреля 1961года) –
ПРИКАЗЫВАЮ:

Помощнику заместителя главного конструктора т. ДОРОФЕЕВУ В.А., начальникам отделов т.т. КРЮКОВУ С.С., КОРЖЕНЕВСКОМУ Э.И., ЮРАСОВУ И.Е., АБРАМОВУ А.П., ТИХОНРАВОВУ М.К., БОЛДЫРЕВУ Г.Г., ЛАВРОВУ С.С., БРОДСКОМУ Э.Б., РАУШЕНБАХУ Б.В., РЯЗАНОВУ Е.Ф. и начальнику цеха тов. ИBAHОBУ B.М., a также ведущему конструктору тов. ПАЛЛО А.В. представить в описательной форме наиболее интересные процессы конструирования, производства, испытания, подготовку старта, а также старт космического корабля «Восток» с ракетодрома.
Кроме того, желательно описать процесс наблюдения наземными станциями за полетом корабля, связь с ним, a также приземление, если такие данные имеются.
Указанным начальникам подразделений привлечь к составлению этого описания ведущих лиц, принимавших непосредственное участие в работах над «Востоком».
Все указанные материалы представить т. КОРНЕЕВУ Л.К. к 1 сентября с.г.
Контроль по выполнению настоящего приказа возложить на начальника группы Л.K. КОРНЕЕВА» (Архив РКК «Энергия». Ф.1. Сводная оп.1.Д. 2270. Лл. 10-11).

Данный документ был рассекречен в период подготовки сборника «Первый пилотируемый полет» в 2010–2011 годах. Текст документа приводится в полном соответствии с сохраненной рукописью, внесены лишь незначительные правки орфографического характера без искажения смысла текста (АРКК.Д. 2924. Лл. 159–168). Редакция «НГ-науки» лишь позволила себе разбить текст на несколько подглавок, снабдив их собственными названиями.

Любовь ВЕРШИНИНА,
историк космонавтики

Над освоением космического пространства наши ученые, конструкторы, техники работают давно и очень много. Сколько бессонных ночей приходится думать нашим ученым над тем или иным вопросом, чтобы задуманное осуществить.
Вот мы и хотим как рабочие-участники многих исторических событий рассказать о подготовке космического корабля «Восток-1» (первый пилотируемый корабль имел название «Восток» без числового индекса. – Л.В.) с человеком на борту и как осуществился этот «триумфальный полет», как сказал Никита Сергеевич Хрущев.
Выверка осей стабилизации

Для этого полета нам пришлось собрать как слесарям-сборщикам много экспериментальных объектов, которые должны отразить все, что было задумано, собрать электрический действующий макет для того, чтобы вся аппаратура находилась на своих местах, много пришлось поработать и над другими объектами, чтобы отработать систему приземления. С нами вместе прямо на изделиях решали сложные задачи наши конструкторы во главе с ведущим конструктором Олегом Генриховичем Ивановским, который нам очень много рассказывал о предстоящей работе над кораблем, в котором будет находиться человек. И вот после проведения всех экспериментальных работ к нам в цех стали поступать настоящие корабли, которые нам, слесарям, придется собрать, как говорится, начинить всем необходимым. По технологии от нас, сборщиков, требовали очень внимательного подхода к той или иной операции, в технических требованиях чертежей ясно было написано, что каждая деталь, прибор и другая аппаратура должны соответствовать требованию технических условий.

Что скрывать – макет есть макет, само слово говорит об этом, где многое допускается, а здесь внимательно всматриваются ОТК и военная приемка в аппаратуру, которая должна устанавливаться на борт космического корабля. Но, несмотря на это, с механической частью мы справились с честью, хотя сроки были сжатые, после нас предстояла ответственная и трудоемкая работа у электромонтажников, это ведь, как в шутку говорил Олег Генрихович, «нервы корабля», а бывает и так, что сидят монтажники в изделии, как пауки в паутине, а ведь каждый кабель должен лежать на своем месте, ни в коем случае не перегнут, соответствовал бы своей схеме и был подвязан или выброшен из жгута там, где он должен подключиться к приборам. И эта работа была выполнена. После всей сборки и монтажа идет выверка корабля по осям стабилизации и выверка системы «Чайка» (так называлась система ориентации корабля «Восток» – Л.В.) (самый ответственный процесс), а нам он встретился впервые. Работать нужно было одновременно несколькими теодолитами и нивелиром, а мы их видели впервые. Пришлось работать и учиться, эта работа требует много знаний и опыта. Вот однажды, это было первый раз, по выверке осей стабилизации работали мы с Константином Осиповичем Демидовым, технологом цеха. Сколько ни бились, сколько ни думали, не получается выверка осей стабилизации «объекта 3КА». Делаем одно – выходит другое, нервы у нас не выдержали, и в 12 часов ночи он ушел домой, а нам сказал: «Давайте, ребята, попробуйте еще разок». Но работа явно не спорилась. Не прошло и часа – Демидов вернулся в цех и говорит: «Знаете, поужинал, стал пить чай, и в голову пришла одна мысль. Если будем поворачивать объект, то верхняя точка останется на месте, а нижняя будет передвигаться относительно стола немного быстрее, чем верхняя. И в несколько приемов поворота объекта относительно стола мы добьемся совмещения оси изделия относительно оси стола и теодолитов. Давайте попробуем…» Стали пробовать, и действительно те «минуты» (имеются в виду угловые минуты – Л.В.), которые обеспечивали точность, мы выставили в течение двух часов. С тех пор как корабль идет на выверку, вспоминаем К.О. Демидова.


Подготовка корабля «Восток» в космический рейс. Фото из альбома «Утро космической эры», 1961
Тренировки по закрытию люка

Пока собирались корабли, к нам в гости приезжали видные ученые нашей страны, и вот настал тот день, когда впервые к нам в цех приехали первые космонавты, первые люди, которые на наших кораблях должны совершить первый полет вокруг нашей планеты. Это были такие же ребята, как и все, только подготовленные к этому полету.

Начались примерки космонавтов, их замечания по управлению кораблем. Все замечания фиксировались и устранялись. После всех работ и примерок они поблагодарили всех строителей корабля и уехали. И вот 15 февраля 1961 года мы всей бригадой в составе Морозова В.И., Селезнева В.В., Селезнева И.В., Фидойнова В.А. (возможно, ошибка, вписано от руки, неразборчиво – Л.В.), Платицына В.И., Иванова В.И., которой доверили окончательно подготовить космический корабль к старту, вылетели на космодром, где нам предстояла большая работа и очень почетная. На космодроме, нас всех собрал Олег Генрихович и пояснил план наших работ. «Перед тем как окончательно доложить нашему правительству, – сказал он, – нам предстоит еще раз убедиться в готовности корабля; нам нужно подготовиться к особым требованиям, так как летит человек». А у нас уже был некоторый опыт при монтаже двух кораблей, которые летали с животными: собаками и другими живыми существами. И тут началась эта ответственная работа; каждый работал по своей отрасли, одни готовили ракету-носитель, другие кресло пилота, а нашей бригаде было поручено подготовить корабль к окончательной сборке.

Много знания и опыта, накопленного при сборке предыдущих кораблей, с душой мы вложили в эту интересную работу. И с этим мы справились.

Когда окончательно собранный корабль состыковали с носителем, то получилось что-то грандиозное – сама мысль говорила, какая сила создана в ней.

После вывоза изделия на стартовую позицию нам предстояла работа, которая требовала большого уменья, большой расторопности, так как время, которое нам полагалось по программе по закрытию крышки люка после посадки космонавта, было очень малое. Очень сжато работать на большой высоте было тяжело из-за ветра и холода, но что делать – мы были только горды этой работой.

Первая тренировка по закрытию люка проходила в марте при пуске кораблей с животными. С.П. Королев сам руководил этой операцией. Она оказалась неудовлетворительной, это видели и мы сами, ведь в первый раз, все еще незнакомо: как встать, как поставить или подготовить инструмент, первое время по закрытию люка у нас получилось 37 минут, время неплохое, но нужно еще быстрей и качественней. И вот уже при второй тренировке мы чувствовали себя много уверенней, и Олег Генрихович, и Володя Шиповалов, которые находились с нами на площадке, поняли, что ребятам нужно помочь при затяжке гаек моментным ключом.

Космодром Байконур. Последние проверки перед стартом Гагарина. Фото из альбома «Утро космической эры», 1961

Сама технология требовала, чтобы гайки затягивались крестом. Так и сделали. Олег Генрихович встал с правой стороны с Виктором Селезневым, а я с Шиповаловым, с левой, чтобы четко проходила команда номеров, которые нанесены на крышки. И в результате после второго закрытия было показано время 27 минут. С.П. Королев поблагодарил нас, когда мы спустились вниз, и сказал: «Молодцы, ребята, дойдем до 25 минут». На другой день был успешно проведен запуск космического корабля с собакой и другими живыми существами на борту и в тот же день успешно приземлен в строго заданном районе.

Затем последовал второй запуск корабля, опять с животными и еще успешней, и тут мы почувствовали, какое большое дело сделали наши ученые. И какая-то частица нашего труда таилась в этом большом деле.
Послезавтра – полет

Впереди основной этап нашей работы – подготовить корабль, на котором полетит первый советский летчик-космонавт. Но кто он, мы еще не знали, правда, космонавты уже приехали на космодром и наблюдали второй запуск корабля с животными.

После всего замечательного работа спорилась еще лучше. При подготовке корабля с человеком на борту нами руководил опытный конструктор Николай Потапыч Белоусов, который, как отец, вглядывался во все; все малейшие замечания не проходили мимо его глаз. То, что требовалось от нас, мы сделали. Начались тренировки космонавтов, они проходили на технической позиции, проходили успешно, и когда они кончились, нам оставалось одно – еще раз все посмотреть внимательно, ощупать, все ли на своих местах, как закреплена аппаратура, нет ли чего лишнего, все ли подвязано. Кажется, все готово, остается одно – доложить С.П. Королеву, что корабль-спутник «Восток» готов принять на борт первого космонавта, но докладывать не пришлось. Сергей Павлович пришел сам, собрал всю бригаду и сказал, что послезавтра состоится полет. Это было 10 апреля. Спросил, все ли у нас готово, нет ли замечаний. Ему доложили, что все в порядке, он попросил еще раз повнимательнее посмотреть и ушел; часа через три он вновь пришел – и те же слова переживания и ответственности. Перед уходом сказал: «Раз все готово, пойду докладывать».
Шли последние приготовления, у нас оставалась одна операция: стыковка с блоком «Е», которая нам была хорошо знакома. Состыковывались с блоком; корабль состыковался с ракетой-носителем, и, наконец, последний этап – вывод на стартовую позицию.

На другой день, это было 11 апреля, мы переправили свое оборудование на старт, где корабль уже стоял в вертикальном положении; провели последнюю предстартовую тренировку по закрытию крышки люка. Время закрытия отличное, все довольны. Время подходило к обеду, когда мы спустились вниз, нам сообщили, что сейчас сюда должен приехать Юрий Алексеевич Гагарин, который выступит перед всеми участниками, которые вели подготовку корабля и ракеты-носителя к старту. С этой минуты всем уже было ясно, что первый полетит Ю.А. Гагарин, а ведь были разные разговоры: или Гагарин, или Титов, теперь все прояснилось, что первым, кому доверили этот полет, – Ю.А. Гагарин.
И вот показался голубой автобус, в котором приехал Юрий Алексеевич в сопровождении товарищей-космонавтов.

После того как все собрались, Гагарин выступил с большой речью, в которой он сказал, что ему, простому советскому человеку, доверили управлять кораблем не простым, а космическим, и он надеется, что вся аппаратура будет работать безотказно. Попрощавшись, он уехал. После его выступления у всех осталось такое мнение, как будто Юрий Алексеевич Гагарин собирается в обычный полет на самолете, так как в его выступлении не чувствовалось никакого переживания, волнения: он говорил спокойно, с улыбкой, а лично нам последнюю предстартовую ночь не спалось, мы думали, как это можно так спокойно себя чувствовать перед таким полетом. Ведь впервые на ракете человек полетит на такой скорости, шум, просто все не выразишь.
В кабине корабля играла музыка
12 апреля нам с Виктором Селезневым нужно было прибыть на стартовую позицию к семи часам утра. Приехали на старт, а там уже шла работа полным ходом, шла проверка всех систем и подготовка носителя к заправке. Проверив свой инструмент и убедившись, что все в порядке, стали ожидать команды. В восемь часов приехали С.П. Королев и много других видных ученых. По громкой радиосвязи объявлялась команда за командой, наконец объявлена двухчасовая готовность, скоро должен приехать Ю.А. Гагарин во всем своем обряде. Мы с Виктором С. находились в беседке, и кто-то просто в шутку спросил, а кем будет Юрий Алексеевич после полета, я ответил: наверняка майором, товарищи, сидевшие рядом, поддержали. И вот наконец показался тот же голубой автобус, что приезжал вчера, который двигался не очень быстро, видимо, так нужно было, все выстроились около дороги, каждому хотелось посмотреть, как выглядит Юрий Алексеевич Гагарин.
Не доехав до стартовой площадки метров 50, Юрий вышел из автобуса, он был таким же, каким был вчера, – веселый, жизнерадостный довольный, за ним вышел второй космонавт – это был Герман Титов, дублер Гагарина. Попрощавшись с товарищами, он стал беседовать с С.П. Королевым и другими учеными. Попрощавшись со всеми еще раз, Юрий с поднятыми руками вверх поблагодарил за доверие и в присутствии врачей направился к фермам, где находилось тяжелое тело ракеты-носителя. Поднявшись на первую площадку, Юрий сказал несколько слов и еще раз поднятием рук попрощался, вошел в лифт и стал подниматься вверх, к кораблю, где его ожидала космическая кабина. Время идет, бегут минуты, космонавт уже усажен, и вот команда в составе Морозова, Ивановского, Шиповалова и Селезнева приготовилась к закрытию крышки люка. Вот тут и забилось сердце, трясло от волнения. Мы быстро поднялись вверх, где Юрий Алексеевич уже лежал в корабле, а он был такой же спокойный, как и на земле, в нем не чувствовалось никакого волнения. Нам медлить было нечего, время идет. Попрощавшись с Ю.А. Гагариным рукопожатием, он был еще без перчаток, О.Г. Ивановский поцеловал его как мог, потому что лицо его было в скафандре, в таком наряде особо не расцелуешь, пожелав Юрию Алексеевичу счастливого полета и возвращения на нашу священную землю.

Виктор снял стяжку, которая держит замки люка, и, посадив замки на замок, мы быстро закрыли крышку и стали затягивать гайки люка. Работа спорилась, но чувства переполнили грудь, ведь мы закрыли человека, а не Стрелку или Звездочку. Затянув болты как положено, Шиповалов запросил команду с Земли о замыкании контактов подъема, которые установлены на шпангоуте корабля, однако команда не проходила, мелькнула мысль: в чем дело? И вот тут началось – мы все от себя не ожидали такого состояния: тряслись колени, и это чувствовалось у всех. Олег Генрихович спросил, что будем делать. Мысли работали, как счетная машина. От волнения О.Г. Ивановский так прикусил губу, даже брызнула кровь, а у нас спросил, почему мы волнуемся, видимо, за собой он этого не замечал. Запросили еще раз – опять замыкания не последовало. Оставалось только одно решение – вскрывать крышку люка. Дефект нам был ясен – отошли кронштейны, на которых крепятся контакты, но все же нужно было проверить. Мы их проверяли перед вывозом изделия на старт. Володя Шиповалов доложил о случившемся Сергею Павловичу, через минуту получена команда – вскрыть люк, дефект устранить как можно быстрее. Предупредив об этом случае Ю.А. Гагарина, мы вскрыли крышку. Он лежал спокойно, в кабине корабля играла музыка, а сам Ю.А. Гагарин насвистывал какую-то мелодию. Мы аж ахнули – ну какое спокойствие, таким может быть не каждый.

После вскрытия крышки нажали на кнопку рукой, и команда прошла; все стало ясно – отошли кронштейны, крепящие контакты подъема. Нужно срочно приступить к устранению дефекта. Но случилось другое – у нас не оказалось ключа с разъемом на 22 мм, так как он не был предусмотрен по стартовому инструменту. Что делать? Спуститься вниз искать ключ – уходит время, а время рассчитано на секунды.

С нами на площадке работал Илья Иванович Хлыстов, и у него оказался ключ на 27 мм, приспособились этим ключом с отверткой. А Юрий Алексеевич все время наблюдал за нами через зеркало, которое вделано в рукав скафандра. Дефект был молниеносно устранен полностью, и, получив команду на закрытие, быстро накинули крышку и, не затягивая, запросили о команде, команда прошла. Теперь нужно наверстывать время, которое затратили на устранение дефекта. Работа шла так быстро, что не заметили, как гайки были на месте. Быстро установили присоску, которая подходила не очень хорошо, и тут время стало работать на нас, присоска прилипла к люку, выдержка – все герметично. Объявлена 40-минутная готовность, а мы еще навepxy, и у нас на глазах стали разводить фермы обслуживания.

Последняя операция после присоски – установка теплозащиты. Наконец и теплозащита установлена. Все мы, пожелав Юрию Алексеевичу счастливого пути, быстро съехали вниз и, сдав съемное оборудование, сели в автобус и уехали на наблюдательный пункт. Приехав туда, мы услышали, что объявлена 5-минутная готовность. Неожиданно раздалась команда «подъем». Все замерли. Ракета как-то медленно вышла из своих захватов и начала быстро устремляться вверх. И вот они, родные и близкие всем слова из ракеты, – самочувствие хорошее, чувствую себя хорошо, машина работает отлично и так до конца. Приехали в гостиницу, а там уже собрались почти все участники и друзья космонавта. Диктор по радио объявляет, что первый советский гражданин, летчик майор Ю.А. Гагарин в космосе. Свершилось и мое предсказание: Юрий стал майором. Опять переживаем вместе с Олегом Генриховичем, ждем команды на спуск. Торжественная минута подходит. Подана команда на запуск ТДУ. Все в порядке, Юрий Алексеевич идет на приземление, тормозящая установка сработала отлично. Чувствуем большое переживание за свою работу, летят минуты, все ждут последнего этапа: открытие и катапультирование, через минут пять появился Олег Генрихович и, поздравив нас с успехом, сказал: «Все в порядке, молодцы, все хорошо. Юрка стоит на земле».
После успешного приземления Сергей Павлович поздравил нас как родных и пожелал нам дальнейших успехов в этой исторической и интересной работе.


Использованы материалы: http://www.ng.ru/science/2013-04-10/9_gagarin.html